Сестринский процесс в отделении экстренной гинекологии

Страница: 4/9

Соблюдение условий и правил хранения лекарственных препаратов и инструментов оборудования кабинета.

Качественное ведение документации кабинета.

Правильную организацию работы санитарки.

Уход за больными в послеоперационном периоде.

В гинекологическом отделении следует выделять отдельные палаты на 2–3 койки для оперированных, отвечающие всем санитарно-гигиеническим требованиям и обслуживаемые отдельным персоналом.

В больших гинекологических стационарах организуются специальные отделения, куда больные поступают из операционной и находятся там под наблюдением анестезиолога, лечащего врача акушера-гинеколога и специально обученных сестер. В этих отделениях, так же как и в отдельных палатах, больные находятся в первые дни после операции. Большинство оперированных к концу 2-х или на 3-й сутки переводятся в другие палаты, где и находятся до выписки. Некоторые больные, в зависимости от их состояния, задерживаются в послеоперационных палатах (отделении) на более длительный срок.

Послеоперационное отделение или палаты должны быть обеспечены всеми необходимыми предметами ухода и медикаментами, а также аппаратами для наблюдения за состоянием больной (для измерения артериального давления, электрокардиографии и др.) и, если возникает необходимость, для реанимации.

В распоряжении медицинского персонала послеоперационного отделе­ния должны быть специально выделенные предметы: языкодержатель, роторасширитель, почкообразные тазики, поильники, индивидуальные под­кладные судна, грелки, пузыри для льда, банки, газоотводные трубки, сифон для промывания желудка, сифон для клизм, клеенчатые фартуки, полотенца, чистые простыни, подголовники и подкладные валики для ног, если отсутствуют функциональные кровати, позволяющие придавать больной различные положения. Кроме того, должны быть стерильные системы для переливания крови и специальные подставки для этих целей, шприцы, иглы, стерильный материал, полотенца.

Целесообразно также иметь подводку кислорода или наркозный аппа­рат, позволяющие проводить оксигенотерапию.

В специальном шкафу необходимо иметь следующие медикаменты: сердечные (камфара, кофеин, стрихнин, строфантин, корглюкон и др.), болеутоляющие (промедол, пантопон, морфин), стерильное вазелиновое масло, глицерин, 10% раствор хлористого кальция, 10% раствор хлори­стого натрия, адреналин, норадреналин, гидрокортизон, инсулин, про-зерин, сернокислый атропин, 25% раствор сульфата магния в ампулах. пелентан, гепарин и др.

Учитывая возможность кровотечений из матки, следует иметь сред­ства, сокращающие ее и воздействующие на свертывание крови: эрготал, метилэргометрин, маммофизин, питуитрин, окситоцин, эпсилонаминокапроновую кислоту, фибриноген, протаминсульфат.

Для подкожного и внутривенного введения должны быть стерильные растворы поваренной соли (0,8%) и глюкозы (5%).

Медикаменты должны храниться в определенном месте с соблюдением существующих правил и условий. В послеоперационном отделении всегда может возникнуть необходимость в срочном введении лекарственных веществ, поэтому шприцы, иглы, стерильный материал, спирт и эфир должны быть наготове, чтобы в любой момент их можно было использо­вать. Строгое же соблюдение условий хранения и размещения медикамен­тов в шкафу позволяет своевременно применить их по назначению врача.

Ампульные растворы полиглюкина и других кровезамещающих рас­творов, сухая плазма крови, консервированная кровь хранятся в спе­циальном холодильнике, и медицинский персонал послеоперационного отделения всегда должен быть хорошо осведомлен о наличии крови и кровезаменителей, правилах их получения и использования.

После того как больную доставляют в послеоперационную палату, дежурная сестра кладет к ее ногам грелки, помещая их поверх одеяла во избежание ожогов у больной, находящейся под наркозом. На живот кладут пузырь со льдом, завернутый в пеленку. Обычно холод на живот назначают на 3–6 часов после операции. Пузырь со льдом каждые 1,5–2 часа следует снимать на 25–30 минут. Практически к этому времени лед уже растает и вода несколько согреется, поэтому, если лед не меняли, то обморожения кожи живота не возникает. Если нет специаль­ных показаний, то пузырь со льдом через 3–6 часов снимают совсем, так как более длительное его пребывание на брюшной стенке может отразить­ся на перистальтике кишечника и функции мочевого пузыря.

Дежурная сестра у постели оперированной наблюдает за пульсом, артериальным давлением, дыханием, окраской лица и повязкой. После влагалищных операций и экстирпации матки абдоминальным путем необходимо периодически осматривать подкладные простыни и прокладки у наружных половых органов больной, чтобы своевременно заметить кро­вотечение, которое может возникнуть после указанных операций.

При ухудшении состояния больной, появлении изменений пульса, артериального давления, особенно при его падении, расстройстве дыха­ния, наружном кровотечении или признаках внутреннего кровотечения сестра должна немедленно сообщить об этом врачу для принятия соот­ветствующих мер.

Врач независимо от сообщений медицинской сестры обязан периоди­чески контролировать состояние больной, проверяя пульс, артериальное давление, дыхание и состояние послеоперационной повязки. Только при этих условиях можно выявить явления каких-либо осложнений, про­исходящих в состоянии больной, и своевременно прибегнуть к мероприя­тиям по предупреждению или устранению коллапса, шока или начав­шегося кровотечения.

При наличии у больной постоянного катетера необходимо системати­чески следить, выделяется ли моча, так как в случае закупорки катетера или его выскальзывания из мочевого пузыря последний может оказаться переполненным, а это приводит к осложнениям, особенно если была произведена операция на мочевом пузыре.

После наркоза иногда наблюдается асфиксия вследствие западения языка. Сестра должна внимательно следить за больной и поддерживать челюсть до тех пор, пока у больной не проявится ясно выраженный гло­тательный рефлекс. Западение языка предупреждается легче всего поворотом головы на бок.

Больную, доставленную из операционной, в большинстве случаев укладывают на кровать в положении на спине. Если операция прово­дилась под наркозом, подушку под голову подкладывать в первые сутки не следует.

Если же была применена спинномозговая или перидуральная анесте­зия, поступают наоборот, подкладывая подушку под голову, или же придают верхней половине туловища возвышенное положение.

При моторном возбуждении больных, находящихся в состоянии наркозного сна, приходится их придерживать за плечевые, локтевые или коленные суставы.

Некоторые больные, особенно с заболеваниями сердца, плохо пере­носят положение на спине, к тому же без подушки под головой. В таком случае голове больной сразу придается возвышенное положение с помо­щью подушек, а если она не может лежать на спине, ее укладывают на правый бок, подкладывая подушки не только под голову, но и для опоры со стороны спины.

Нам приходилось наблюдать, когда без подушки при положении на спине у оперированной через несколько часов наступали нарушения сердечной деятельности, которые удавалось устранить после того, как больной придавали возвышенное положение для головы и верхней част» туловища или положение на правом боку.

После того как больная проснулась и ведет себя спокойно, ей раз решается согнуть ноги в коленных и тазобедренных суставах. Движения нижними конечностями приносят больной большое облегчение. У ослаб ленных больных под коленные суставы подкладывают валик, подушку или свернутое одеяло.

После операций, произведенных под местной анестезией, указанных движения нижних конечностей разрешают сразу, как только больную положат на кровать.

Как правило, больная после операции интересуется диагнозом и харак­тером оперативного вмешательства. Информировать ее по этому вопросу должен только врач. Сообщив больной в доступной для нее форме диагноз заболевания и сущность операции, врач, не вдаваясь в детали, должен говорить с больной в оптимистическом, ободряющем тоне, внушать ей веру в благополучный исход заболевания. Разумеется, при благоприятном диагнозе, благополучном течении и прогнозе операции эта задача чрезвы­чайно облегчается. Если же врач имеет дело со злокачественной опу­холью, потребовавшей удаления матки, обоих яичников или труб у моло­дой женщины, он должен проявить особый такт и чуткость по отношению к больной. Что именно нужно говорить в каждом конкретном случае, заранее предусмотреть невозможно, но всегда нужно помнить о необ­ходимости щадить психику женщины.

Больную, которая была осведомлена о характере вмешательства, необходимо убедить, что операция прошла хорошо, и при этом под­черкнуть ее целесообразность. При сложнейших оперативных вмешатель­ствах (радикальная операция при раке шейки матки и т. п.) больной нуж­но указать на неизбежность такой операции в целях сохранения жизни.

Если больная не знала, в чем будет состоять оперативное вмешатель­ство, и удаление того или иного органа явится для нее неожиданностью, врач должен проявить к ней исключительную чуткость. Ограничившись частичной информацией, он должен отложить полное объяснение до выздоровления больной.

Иногда психику больных тяжело травмируют сестры и санитарки, которые вслух обсуждают результаты операции и высказываются о бес­полезности вмешательства при неоперабельных формах рака. Рассужде­ния медицинского персонала об осложнениях при операции (кровотече­ния, ранения мочевого пузыря или кишки и др.) действуют не только на больную, у которой возникло это осложнение, но и на других женщин.

Реферат опубликован: 15/06/2005 (21071 прочтено)