Ребенок от года до 3-х лет

Страница: 2/9

Хотя ребенок и способен на удивительное упорство (например, при вкладывании одного кубика в другой), он склонен к частой смене игр; если игрушек у него доста­точно, он может играть подолгу. Он любит строить башни, но не меньше — их ломать; впрочем, в этом возрасте он начинает крушить и рвать.

Будьте внимательны: он начинает лазить по переклади­нам своей кровати; в этом возрасте он «акробат и носиль­щик». Положите на пол ковер, чтобы смягчить удар при падении.

Советы по обучению ходьбе

Хороший способ облегчить ребенку обучение ходьбе -это предоставить ему толкать перед собой коляску на прогулке в парке и стул дома; а когда он научится ходить, держите его за руку (попеременно справа и слева, чтобы рука не уставала).

К сведению: 12—18 мес.. — возраст развития двигатель­ных функций у всех детей. Если ваш ребенок в 18 мес.. еще не начал ходить, проконсультируйтесь с врачом. Даже если вы полагаете, что ребенок просто ленится, «не спешит Жить», нежелание ходить в этом возрасте не может счи­таться нормальным.

ОТ 18 ДО 24 МЕС.ЯЦЕВ

Теперь, когда ребенок научился ходить, остановился ли он на достигнутом, завоеванном ценой стольких падений, синяков и шишек? Полагать так — значит, плохо знать его исключительную жизнеспособность, неуемное стремление все увидеть, испытать, изучить. До настоящего времени он мог исследовать лишь те предметы, которые были в преде­лах его досягаемости, теперь же, когда он способен до­браться до любой вещи, он этой новой возможности не упустит, наоборот, будет вовсю ею пользоваться.

Слева, справа, наверху, внизу — все можно взять, по­трогать, ни с чем не сравнимое удовольствие! Поставьте себя на его мес.то. Все потрогать! Ничто не останавливает ребенка в этом возрасте: он влезает на стулья, диван, кресла, сотни раз рискуя упасть. Он залезает под кровать, чтобы достать укатившийся мячик, взбирается по лестни­цам, пытается по ним спуститься, но пока это ему не уда­ется. Он отворяет двери, зажигает свет, вытряхивает со­держимое ящиков; подражая взрослым, тянет в рот сигаре­ты, открывает флаконы с одеколоном, тюбик с губной помадой (или упаковку со снотворным). Завладевает ко­робком спичек, чиркает, чтобы ярко вспыхнуло. Пытается из любопытства всунуть шпильку в электрическую ро­зетку, вырывает страницы из книги, лежащей на столе, оставляет каракули на ее обложке, выкидывает за окно бутерброд, подставляет к комоду стул, чтобы достать с блюда красное яблоко; блюдо падает, яблоки рассыпаются по полу, ребенок обрушивается на них; ничего страшного, он встает. Он тянет свой поезд за веревочку, таскает за волосы куклу. Все это производит невообразимый шум и беспорядок, что нисколько не смущает ребенка, он их даже не замечает. За день он пробегает километры; ка­жется, он никогда не устанет. Потом вдруг воцаряется полная тишина, которая кажется более опасной, чем пред­шествовавший шум. Родители бросаются к ребенку. Он заснул на полу, сраженный усталостью. Однако ненадол­го, он лишь собирается с силами, чтобы отправиться на но­вые завоевания.

Квартира, предоставленная в распоряжение ребенка, умеющего ходить и довольно непоседливого, уже через некоторое время напоминает поле сражения. Конечно, не все дети ведут себя как завоеватели, встречаются и более спокойные, особенно девочки, но все же в этом возрасте ребенок поистине вездесущ. И не радоваться надо, а тревожиться, если 2-летний ребенок исключительно спокоен, тихонько сидит в своем уголке («его никогда и не слыш­но!»); это должно скорее беспокоить, нежели радовать. Молчаливость не присуща данному возрасту.

Необходимо, однако, уточнить, что ребенок этого возра­ста является невольным «разрушителем», он ломает и раз­бивает лишь вследствие своей неловкости. Он не бросает предметы с силой, а роняет их, поскольку еще недоста­точно хорошо владеет руками и не может крепко держать.

Что следует делать, если ребенок все хватает, всюду лезет, будь то дома, у няни или в яслях? Все запрещать или все позволять? Ни то, ни другое. В первом случае искажа­ется основная тенденция развития. Лазить, открывать, исследовать, изучать, бегать — все это необходимо для развития чувств, мускулов и ума. Ребенок, подставляющий стул, чтобы достать яблоко, лежащее на столе, демонстри­рует свою сообразительность и одновременно развивает мускулы.

В пустой комнате, где нет ни мебели, ни других предме­тов, ребенок ничего не испортит, но его разум дремлет, а мускулы бездействуют. Однако все позволить было бы опасно.

Оптимальным вариантом является создание атмосферы «умеренной свободы». В яслях это просто, поскольку там все приспособлено для детей, игры и мебель соответствуют их росту и потребностям. Дома сложнее. Уберечь ребенка от опасности позволят барьеры на лестницах и загражде­ния на окнах; надо также маскировать электрические розетки с помощью специальных приспособлений, убрать в безопасное мес.то все хрупкие предметы, спрятать люби­мые безделушки и ядовитые вещества в шкафы; ребенку необходимо предоставить для игр достаточное простран­ство.

Впрочем, обычно так и делают в семьях, где есть ма­ленькие дети; там сразу замечаешь, что все вещи убраны повыше, находятся вне пределов досягаемости — комнат­ные растения, пластинки, светильники, книги, украшения и др.

Теперь ваш ребенок удобно устроен, устранены, на­сколько возможно, подстерегающие его опасности; и все же прислушивайтесь время от времени, чтобы быть в курсе происходящего, но не контролируйте его непрерывно, еже­минутно предупреждая: «Осторожно, ты ушибешься!» Ему необходима определенная свобода. Пусть ищет при­ключений, так он почувствует, что ему доверяют. Приключение в его возрасте — это самостоятельно влезть на ма­ленький стул, самому открыть коробку. Одним словом, он должен знать, что кто-то из взрослых рядом, его можно позвать, но вместе с тем не стоит над ним, наблюдая за каждым его шагом. Впрочем, время от времени малыш сам придет проверить, на мес.те ли вы, и, удостоверившись, спокойно вернется к своим занятиям. Потом он позовет вас, чтобы поделиться последним своим открытием или попросить помощи.

В последние несколько месяцев, как уже отмечалось (и еще долгое время потом), в ребенке уживаются жажда приключений и потребность в безопасности, олицетворяе­мой вами. Но вспомните, любопытство ребенка безгра­нично, оно доминирует над страхом, его воображение бес­предельно, порой безудержно, у него еще отсутствует чувство опасности, странный вкус и неприятные запахи не настораживают его, не вызывают отвращения. Надо терпе­ливо и постепенно объяснять ребенку, что можно, чего

нельзя, чего следует опасаться. С каждым днем он понима­ет все больше, но еще не способен разобраться, что ему позволительно или запрещено. Как может он догадаться, что открыть коробку, чтобы увидеть ее содержимое,— вполне нормально, а вскрыть будильник и посмотреть, что в нем тикает,— ни в коем случае нельзя? С вашей по­мощью он уяснит себе это, однако не следует требовать от него слишком многого. Если вам действительно нужно, чтобы ребенок не входил в какую-то комнату, исключите для него такую возможность, загородив чем-нибудь вход, и объясните ему, почему нельзя туда ходить. Ребенок очень быстро научится уважать неприкосновенность мира

взрослых.

Если однажды он совершит глупость, не слишком ру­гайте его; ваш гнев вызовет у него беспокойство и страх. Если ребенка этого возраста часто ругают, громко крича на него, в конце концов у него возникает постоянное чувство вины. Впрочем, в этом возрасте родители склонны считать его поступки нормальным поведением, проявлением разви­вающегося ума, эквивалентным для него очередному от­крытию. Когда ребенок сдвигает, допустим, тумбочку, что­бы найти закатившийся под нее мячик, это вовсе не глу­пость, а проявление изобретательности. И если вы ругаете ребенка, не забывайте, что стоимость разбитой им вещи не должна определять интенсивность изливаемого на него гнева; ребенок не видит разницы между севрским фарфо­ром и дешевой фаянсовой кружкой.

Некоторые взрослые автоматически квалифицируют злонамеренным и скверным поведение ребенка, который все трогает, достает, берет в руки, забывая о том, что для него это способ познания. Бранить ребенка за подобные действия так же нелепо, как упрекать голодного в том, что он съел поставленную перед ним пищу. Взрослые и сами любят потрогать то, что видят впервые, доказательством чему служат таблички во всех музеях мира «Руками не трогать». А в магазинах, посмотрите, как женщины, оцени­вая качество товара, вертят его так и сяк, щупают, мнут.

Так при правильно направляемом родителями развитии ребенок за 6 мес.. значительно прогрессирует. В 2 года он свободно владеет руками, становится ловким, может объ­яснить, что он хочет, становится общительнее. Это наблю­дается во всех случаях. К 2 годам стираются существо­вавшие различия в развитии, упущенное наверстывается. До этого возраста наряду с классическим случаем (в 6 мес.. — первый зуб, в 12 мес. — первые шаги, в 18 — первая фраза) встречался и маленький вундеркинд, который пошел в 9 мес.., и самый медлительный ребенок, сделавший первые шаги только в 18 мес.., и маленькая девочка, еще не улыбавшаяся в 4 мес., и другая маленькая, уже в 2 мес. узнававшая окружающих, и др. Всех их можно считать нормальными, просто их конституциональные особенно­сти, темперамент, окружение были различными, а поэтому и успехи в развитии достигались не в одном и том же возрасте. Точно так же и зубы появились у них в разное время. Теперь же черепаха догнала зайца: в 2 года все дети умеют делать одно и то же; отмечается только одно разли­чие, оно касается речи: один ребенок знает 20 слов, дру­гой — 50, третий — 100. Однако и здесь у них есть об­щее — пристрастие к глаголам.

Реферат опубликован: 15/06/2005 (16940 прочтено)