Деятельность Владимира Никитича Виноградова

Страница: 2/3

Озабоченность Иноземцева судьбой русской медицины, "выискивание" талантов, способ­ных обогатить науку, поражали современников.

Весьма примечательный пример. Один его студент, Александр Бабухин, отличался неуго­монным нравом, прославился не прилежанием в науках, а буйными выходками и "шалостями". На студенческой пирушке, окончившейся весьма печально, получил тяжелую травму черепа и почти два года пролежал в университетской хирургической клинике. Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Директором клиники был профессор Иноземцев. Движимый не только сердолюбием, но и удивительной прозорливостью, он внушил незадач­ливому студенту уверенность, что его призвание - медицина. Приносил ему книги и снабжал деньгами. Позднее ссылался в своих трудах на его работы, что повышало авторитет молодого специалиста. В итоге - "слепил" из него другого человека: изменился характер, ушли в про­шлое проказы и пирушки. Благодаря чудовищной работоспособности, прекрасной памяти, способности к анализу и синтезу, он стал тем, кем стал - выдающимся русским ученым Алек­сандром Ивановичем Бабухиным.

Именно профессор разглядел в студенте И.М.Сеченове будущую звезду физиологии, ре­комендовал его для подготовки к занятию профессорской должности на медицинском факуль­тете Московского университета. Если бы не козни преподавателей-немцев, Сеченов занял бы кафедру на десятилетие раньше, чем это произошло.

Среди студентов, слушавших лекции Иноземцева, были Склифосовский, Боткин, Белого­ловый. Можно ли их считать учениками Иноземцева? Полагаю, можно, если говорить об их нравственном становлении, формировании стремления честно служить Отечеству, науке, лю­дям. У Федора Ивановича были десятки ближайших учеников, сотрудников, последователей. Назову лишь несколько известных по сей день имен: И.П.Матюшенков, С.А.Смирнов, Г.А.Савостицкий, Н.К.Беркут, И.И.Минкевич, Н.П.Мансуров, Н.Е.Мамонтов, А.Т.Тарасенков. Иноземцев привил им не только любовь к науке, но и передал "эстафету доброты". Например, его ученик, крупный хирург, популярный врач Александр Павлович Расцветов значительные суммы завещал на стипендии студентам и врачам, посвятившим себя науке, на устройство приюта для престарелых докторов и их семей. По примеру учителя он завещал также свою библиотеку "Московскому обществу русских врачей".

Первого февраля 1847 года профессор Иноземцев впервые в России применил при операции эфирный ингаляционный наркоз. Двумя неделями позже, в Пе­тербурге, его использовал Н.И.Пирогов. Но дело не только во временном при­оритете. Со своим однокашником по Дерпту профессором физиологии А.М.Филомафитским, со специалистами разного профиля Иноземцев изучал действие наркоза, участвовал работе комитетов по исследованию "вновь открытого способа проведения без боли хи­рургических операций...". Но иные историки медицины почему-то либо затушевывают, ли­бо вообще отрицают роль Иноземцева в исследовании и применении наркоза в нашем Оте­честве.

...Сущим бичом для России была холера. В 1847 году Иноземцев опубликовал работу "Об анатомико-патологическом значении холеры". Наука того времени еще не могла отве­тить на многие вопросы, связанные с этой инфекцией. Пастеровская эра еще не наступи­ла, и Иноземцев считал (подвергаясь критике), что, кроме "миазматических условий", значение имеют планетные влияния. Сейчас нам известны труды А.Л.Чижевского (напри­мер, "Земное эхо солнечных бурь"). Так, может, стоит пересмотреть взгляды Иноземцева уже через призму новых представлений о воздействии космоса на здоровье людей, на воз­никновение эпидемий?

Общепатологические взгляды профессора связывают, прежде всего, с его концепциями о значении нервной (узловато-нервной) системы для здорового и больного организма. Мною проанализированы десятки изданий. В одних учение Иноземцева превозносится как предвестие павловского нервизма, в других отвергается вовсе. Не берусь принимать чью-либо сторону и ограничусь оценкой И.М.Сеченова: "...составленная им теория была не хуже других медицинских теорий и свидетельствовала в Федоре Ивановиче мысляще­го врача, задающегося серьезными вопросами".

Влияние Ф.И.Иноземцева на развитие медицинской науки, высшего медицинского об­разования - очевидно. Но научной школы, как, в частности, Боткин, Сеченов, Павлов, Захарьин, он не создал. Почему? Очевидно, не было у Иноземцева стержневой, общей научной концепции, которая объединила бы учеников и последователей. Его "школой" ста­ла вся российская медицина. В те годы еще не пришло время формирования школ. Впро­чем, это в еще большей степени относится к великому Пирогову.

Врачом какого профиля был Иноземцев? Прежде всего, хирургом, но не совсем обычным для того времени. По мнению Сеченова, "он принадлежал к тем хи­рургам, которые ставят операцию не на первый план, а рядом с подготовлением больного к ней и последовательным за операцией лечением. Поэтому он пропове­довал, что хирург должен быть терапевтом". Это принципиально важно: многие искус­ные хирурги лишь определяли необходимость операции, проводили ее, на чем все за­канчивалось.

Иноземцев был и терапевтом. Он широко рекомендовал в качестве лечебного сред­ства молоко и посвятил этому фундаментальный труд - "О лечении молоком простуд­ных и с простудными сопряженных болезней холодно-лихорадочного свойства". Любо­пытно, что молоко разливалось в маленькие графинчики со стеклянной пробкой. В каждом - от 2 до 4 стаканчиков по 50 г. Молоко подогревалось, пить его рекомендо­валось маленькими глотками три раза в день по стаканчику, дозировка постепенно уве­личивалась. Лечению молоком отдавали дань и С.П.Боткин, Г.А.Захарьин, А.А.Ост­роумов. Только в начале нашего века его перестали считать лечебным средством. Ино­земцев был сторонником диетотерапии, гидротерапии, использования средств народ­ной медицины, в частности, бани.

...С довоенного детства помню название "Капли доктора Иноземцева". Они вошли в практику при лечении холеры, а с 80-х годов применялись при желудочно-кишечных расстройствах для уменьшения болей и перистальтики. Небезынтересна пропись этих капель (по книге Ю.В.Архангельского):

Rp. Extr. Nuc.Vomic. 1 ч.; T-ra Opii 120 ч.; T-ra Rhei 80 ч.; Т-га Castorei 20 ч.; Spirit, aether. 240 ч.; T-ra Valer. aether 240 ч.; 01. Menthae pip. 5 ч.

MDS. По 15-30 капель несколько раз в день.

Сильнейшим лечебным средством доктор Иноземцев считал методы психотерапии, их использование было органичным для его натуры. По утверждениям Сеченова, Иноземцев ласково и участливо относился к больным, "для которых у него не было друго­го имени, как дружок или мой милый". Во многих воспоминаниях его противопостав­ляют бранчливому и крикливому Оверу. Кстати, Овер умер богатеем; его надгробный мавзолей - самый роскошный из всех поставленных русским врачам. Иноземцев ушел из жизни чуть ли не нищим - все раздал, раздарил.

Весьма остроумно раскрыл универсализм врача Иноземцева известный историк и литератор М.П.Погодин. Он не смог придти на его юбилей, где говорили, что двумя руками подписываются под адресом: "Вы поспешили подписываться обеими руками, - заметил он, - а я руками, и ногами, да и всеми пятью чувствами". Погодин долгие го­ды был пациентом Федора Ивановича, лечил у него даже перелом ноги, заболевания носа, ушей, глаз, боли в груди.

Среди благодарных пациентов доктора - скульптор Н.А.Рамазанов, полководец А.П.Ермолов, поэт Н.М.Языков... Они ходатайствовали и за своих знакомых, родст­венников, знакомых. Безотказный Федор Иванович принимал, лечил, помо­гал. "Московские обыватели, - писал в своих воспоминаниях М.П.Погодин, - обязаны ему благодарностью за то, что в продолжение двадцати пяти лет в его доме до 50 че­ловек бедных людей получали безвозмездно советы, лекарства, готовые, полные кон­силиумы и даже содержание. Летом, несмотря ни на какую погоду, приезжал он из Со­кольников всякий день, чтобы служить этому доброму делу, каждому из нас случалось часто посылать бедняков к нему с записками". Большие гонорары, что Иноземцев по­лучал от богатых, раздавал беднякам. Нетрудно представить, какую неприязнь он вы­зывал у многих практикующих врачей, аптекарей-иностранцев (иных не было) своим бескорыстием.

Генеральной линией жизни было для Ф.И.Иноземцева служение русской меди­цине. Он участвовал в работе Медицинского совета Министерства внутренних дел и во многих других комитетах, комиссиях; был инициатором съезда русских естествоиспытателей и врачей. На свои средства создал "Московскую медицинскую га­зету", которая двадцать лет (1858-1878 годы) объединяла русское врачебное сословие.

Ее задачи определялись так: "...быть живым, легкодоступным органом для пробужде­ния жизни и мысли в русской медицине, ликвидации недостатков взаимного научного об­щения, современного ознакомления с достижениями зарубежной медицины, быть публи­цистической газетой". На ее страницах освещались проблемы гигиены и борьбы с зараз­ными болезнями, новости российской медицинской науки, организация лечебной помощи сельскому населению, курортное дело. Среди авторов - С.П.Боткин и И.М.Сеченов, Ф.В.Овсянников, Н.М.Якубович...

Другое замечательное начинание - основание в Москве "Общества русских врачей". В 1861 году Государь Император высочайше утвердил устав Общества. Пост председа­теля, конечно же, был предложен Иноземцеву. Он отказался в пользу профессора Соко­лова и безвозмездно передал Обществу "Московскую медицинскую газету", свою солид­ную библиотеку, собранный им хирургический инструментарий.

Реферат опубликован: 8/04/2005 (6053 прочтено)