Синдром коровьего бешенства или губчатая энцефалопатия крупного рогатого скота

Страница: 8/10

Реклама корма домашних животных в США и Канаде (последние годы и на российском телевидении) продвигает идею о том, что для сохранения домашних любимцев здоровыми их нужно кормить пищей фирм, производящих продукт по "научной формуле". Однако, как полагает Энн Мартин, вся эта реклама лжива от начала и до конца: такая диета влечет раковые заболевания, проблемы кожи, аллергию, гипертонию, почечную и печеночную недостаточность, заболевания сердца и болезни зубов. Мартин предлагает добавить ещё один пункт к многочисленным рекламным надписям и рисункам на продуктах сухого корма: череп и кости.

Канадская активистка защиты животных (с которой мы совершенно согласны), на наш взгляд, обошла вниманием этическую сторону проблемы. В животном мире, особенно у развитых млекопитающих, очень редко поедают себе подобных, а, напротив, оплакивают их гибель и относятся к их смерти почти по-человечески. Домашние животные обладают способностью - в силу разума или преданности - стать членом семьи человека. Хозяин, заставляющий домашних животных поедать их сородичей - котов и собак (пусть даже в виде сухого корма), достаточно неприглядно выглядит и перед Богом, и перед своей совестью. Кто-нибудь может рассуждать о том, что перемолотая костная масса безлика, состоит еще и из других компонентов, и может утверждать, что поедание кошкой кошки - нормальная вещь. Но тогда совершенно логично из таких рассуждений следует, что вполне можно добавлять в качестве составной части в котлеты и пудинги перемолотые останки невостребованных трупов из моргов - очень много пропадает человеческого мяса, на котором можно заработать деньги.

КАК ЗАМУЧИТЬ ЛЮБИМОГО ЗВЕРЬКА?

Ответ на этот вопрос знает американец доктор Венделл О. Белфилд, автор книг "Самая здоровая книга кошки" и "Как иметь здоровую собаку", его метод прост: кормите беднягу коммерческой пищей для домашних животных. Белфилд пишет: "Наиболее часто задаваемый вопрос на моей практике - "Какую коммерческую пищу вы рекомендуете?". Мой стандартный ответ - "Никакой". Ученый многие годы наблюдает непременные изменения в животных, питающихся из пакетов с сухим кормом: понос, возрастающий метеоризм, тусклый волосяной покров, частая тошнота и навязчивое чесание. Это - общие симптомы, связанные с приемом коммерческого корма, утверждает Белфилд.

Он пишет: "В течение семи лет я был ветеринарным инспектором мясной промышленности Калифорнии. Я пробирался сквозь кровь, жидкость, гной и кал, вдыхал зловонный смрад от пола в следах смерти и слушал смертельные крики животных, которых режут. До второй мировой войны большинство боен были объединенными, где домашний скот резался и обрабатывался в одном месте. Был отдел для разделки мяса, для обработки мяса в колбасу и отдел для переработки. После войны мясная промышленность стала более специализированной. Функции обособились, переработка отходов разделки стала отдельным департаментом в пределах юрисдикции федеральных мясных инспекторов и исчезла от общественного глаза".

Для того, чтобы предохранить негодные мясные остатки от возможности быть использованными для человеческого потребления, государственные нормы США требовали, чтобы мясо "было денатурировано" перед вывозом с бойни. В бытность доктора Белфилда ветеринарным мясным инспектором, он с коллегами денатурировал гнилые останки карболовой кислотой и креозотом. Оба вещества очень токсичные и опасные. Обработанная таким образом туша домашнего скота почти всегда далее перерабатывалась в мясную и костную муку для корма домашних животных.

Доктор Белфилд обращает внимание также на то обстоятельство, что усыпленным кошкам и собакам (которые, напомним, затем перерабатываются на корм) вводится после усыпления пентобарбитап - дабы трупы не подвергались разложению. Мало того, добавляется в корм множество канцерогенных стабилизаторов для предохранения от прогорклости и прочих нежелательных эффектов, сопряженных с переработкой падали. Наиболее употребительные стабилизаторы ВНА (butylated hydroxyanisole) и ВНТ (butylated hydroxytoluene) вызывают заболевания печени и почек. Костная мука часто содержит пропилен, гликоль этилен и свинец. Массачусетский Институт технологического анализа обнаружил, например, что кошка, съевшая девять фунтов коммерческого корма, поглотила больше свинца, чем количество, считающееся опасно токсичным для взрослого человека.

Доктор Белфилд также обращает внимание и на то, что мясо и костная мука из источников, не годных дня человеческого потребления, получили доступ в производство птицы. Это означает, что на вашем столе могут появиться продукты сомнительного происхождения. "Помните об этом, когда жуете ножку цыпленка или индейки", - предупреждает доктор, в том числе и москвичей, питающихся американской птицей. Солидарен с коллегой и Джон Экхауз, написавший книгу "Как собаки и кошки получают корм повторной обработки": "Каждый год миллионы мертвых американских собак и кошек обрабатываются вместе с миллионами тонн других материалов компаниями повторного цикла, конечный продукт (жир и мясо) служат в качестве сырья в тысячах разных сфер, включая косметику и корм для домашних животных". Но есть и те, кто склонен смотреть на положение дел спокойно:

Джеймс Моррис, профессор в Школе ветеринарной фармакологии в Дэвисе, Калифорния, сказал, что "любые продукты не годные для человеческого потребления, очень хорошо стерилизуются", а посему никакая зараза никому не передастся. На что цитированные выше американские ученые ответили: "Личности, которые делают такие утверждения, ничего не знают о мясе и связанном с ним бизнесе или знают достаточно, но представляют интересы заинтересованных компаний".

"ТИХАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ".

Гар Смит, репортер из Балтимора назвал промышленность повторного цикла "тихой промышленностью", о существовании которой не знает общественность. Каждый год в США 286 предприятий тихонько избавляются от более чем 12,5 миллионов тонн мертвых животных, жира и мясных отходов. Некрофилический продукт ядами лишают запаха и по хорошей цене сбывают на стол счастливому в своем неведении обывателю. Когда репортер посетил завод повторного цикла в Балтиморе, его любопытству не было предела. Он в тот день увидел, как в чаны для переработки трупов помимо прочих разрозненных частей тел неопознанных существ погрузили мертвых собак, кошек, енотов, опоссума, оленя, лису, змею и даже помершего недавно от какой-то болезни слона из детского цирка. Все было свалено ароматной кучей в чан - с шерстью, зубами, попорченными уже кое у кого потрохами и фекалиями. Вся эта трупная масса перемешивалась, колыхалась и совершенно невкусно казалась живой.

Как подсчитали, в среднем балтиморцы передают ежемесячно предприятию 1800 мертвых животных. В 1996 году завод превратил 150 миллионов фунтов подгнившей плоти и кухонного жира в 80 миллионов фунтов коммерческого мяса, костной муки и желтого жира. Тридцать лет тому назад большинство отходов поступало на завод из небольших рынков и боен. Сегодня, благодаря распространению ресторанов быстрого питания, почти половина сырья - кухонный жир и жареное масло.
Как признался руководитель предприятия, мертвые домашние животные повторного цикла в Балтиморе - небольшая часть в общем объеме сырья, завод не любит рекламировать эту сторону своей деятельности: "завод обрабатывает этих животных в качестве общественной услуги, но не для извлечения выгоды". Руководитель предприятия также посетовал, что у домашних животных маловато белков и жиров, хотя очень много волос.

ТЕМНАЯ СТОРОНА ПОВТОРНОГО ЦИКЛА

Газета "San Francisco Chronicle" в феврале 1990 года опубликовала жуткое расследование о том, как болевшие множеством болезней и паразитами сдохшие собаки и кошки целенаправленно перерабатываются в США в мясные продукты для скота и птицы. Автор публикации, хотя и сохранял анонимность, был подвергнут гонениям, напуган угрозами расправы, часть фактических материалов, подготовленных для телевидения, была похищена.
Автор побывал на заводе повторного цикла. Вот его впечатления. "Сырой продукт" представлял собой тысячи немытых и вшивых мертвых собак и кошек, а также головы и непригодные для использования прочие останки туш коров, овец, свиней и лошадей; были замечены автором тут также скунс и крысы. В жутчайшей жаре и среди чудовищного смрада кучи мертвых животных, казалось, жили своей жизнью после смерти: миллионы мух роились над ними, а их черви-личинки буквально шевелили туши.
Двое нелегальных рабочих из Мексики со спрятанными от смрада в платки лицами загрузили "сырье" в глубокий стальной чан и включили гигантскую дробилку. Звук ломающихся костей и чавкающей давящейся плоти, как признался автор-очевидец, производит незабываемое впечатление. По сути, весь процесс сходен с приготовлением супа, а работа напоминает кухню. Главная задача - поддержать определенную пропорцию-рецепт между тушками домашних животных, сдохшим домашним скотом, отходами куриного производства и испорченными продуктами из супермаркетов.
Продукт режется в небольшие части, затем подвергается более тонкому измельчению. Далее блюдо готовится при температуре в 130 градусов по Цельсию в течение одного часа. Непрерывный цикл продолжается 24 часа в день, семь дней в неделю. В ходе процесса снимают всплывающий жир, а мясо и кости пережимают и высушивают, превращая их в порошок. Фильтры задерживают избытки волос и неудоболомаемые кости. Когда процесс завершен, остается только желтый жир, мясо и костная мука.

Реферат опубликован: 15/06/2005 (21005 прочтено)