Развивающийся мозг

Страница: 2/3

Учение о системогенезе позволяет понять причины строгой последовательности и преемственности этапов нервно-психического развития ребенка. Например, удержание головы предшествует сидению, сидение – стоянию, стояние – ходьбе. Кроме того, способность удерживать голову является важной предпосылкой для контроля за положением тела. А это, в свою очередь, достигается за счет совершенствования органа равновесия и за счет усложнения зрительного контроля

К тому же, многие функциональные системы сами состоят из ряда подсистем, формирующихся неодновременно и постепенно усложняющих свои взаимодействия. Так например, в комплекс управления движениями входят системы регуляции мышечного тонуса, равновесия тела, координации сокращения мышц. К тому же, чтобы совершить двигательный акт, организм должен иметь целостную двигательную программу, подразумевающую смену одних движений другими и контроль за выполнением намеченного действия. Любой здоровый человек легко решает эти задачи, даже не зная, как это делается. Однако подобная согласованность между звеньями системы регуляции движений достигается лишь в процессе развития и обучения. Поэтому, наблюдая за моторикой детей различных возрастных групп, можно понять, как постепенно совершенствуются их двигательные акты, как из отдельных подсистем идет формирование единой системы - интегративной системы двигательной деятельности.

Системогенез позволяет не только находить оценки возрастных нормативов той или иной функции, но выяснить структурно- функциональные основы различных отклонений развития. Например, встречаются дети достаточно ловкие в обычной игровой деятельности, но не умеющие выполнять точные и тонкие движения, требующие определенной аккуратности. Наряду с этим приходится наблюдать детей неловких и неуклюжих в обычной жизни, но имеющих повышенные способности к игре на музыкальных инструментах, рисованию, лепке и т.д.

Таким образом, принципы системогенеза позволяют не только конкретизировать и структурно определять отклонения в возрастном развитии нервной системы, но и намечать пути преодоления формирующихся дефектов. Пути коррекции могут быть разделены на несколько групп: 1) стимуляция развития отстающих от возрастных показателей функций; 2) размыкание установившихся в ходе искаженного развития аномальных связей; 3) формирование новых комплексов внутри- и межсистемных взаимодействий. Однако, учитывая преемственность этапов индивидуального развития ребенка, часто приходится идти по пути поэтапного восстановления функции. При этом на каждом этапе идет подготовка фундамента для нового усложнения функции. Например, если ребенок не может совершать движения языком в полном объеме, то от него трудно добиться правильного произношения букв.

К важнейшим функциональным системам мозга относятся также слуховая и зрительная функции. На порядок выше, чем все остальные, стоит интеллектуальная функция, т.к. ее связь с особенностями строения мозга гораздо сложнее.

Возрастная эволюция мозга.

Ни в коем случае мозг человека не следует рассматривать, как нечто застывшее и неизменное, т.к. в процессе онтогенетического развития он претерпевает значительные изменения. Даже в анатомическом отношении мозг новорожденного отличается мозга взрослого человека, т.к. в процессе индивидуального развития происходит возрастное эволюционирование мозговых структур. Но даже после завершения морфологического созревания нервной системы человека существует необъятная возможность совершенствования, перестройки и нового образования функциональных систем.

В процессе эволюции мозга можно выявить два важнейших стратегических направления. Первое – это максимальная подготовленность организма к будущим условиям существования. Для него характерен большой набор врожденных, инстинктивных реакций, которыми организм оснащен буквально на все случаи жизни. Однако набор таких случаев ограничен и стереотипен. В основном, это питание, защита, размножение и т.д. Это направление характерно для организмов – автоматов, какими являются насекомые. Второе – это структура мозгового вещества. В рамках этого направления эволюции мозга, которое предоставило индивидам наибольшее число степеней свободы действия, происходит неуклонное увеличение размеров коры больших полушарий мозга. Этот отдел мозга является наиболее пригодным для фиксации личного опыта, т.е. индивидуального обучения. Таким образом, принцип кортикализации функций предполагает возможность их непрерывного совершенствования.

Но способность к индивидуальному обучению, иными словами к накоплению личного опыта, дается за счет неприспособленности в раннем детстве, что в природе приводит к большой смертности в процессе обучения. Таким образом, возникает дилемма: увеличить или сократить срок обучения. В первом случае на свет появляется организм с меньшим набором врожденных реакций для первоначального выживания, который затем в процессе длительного обучения становится более опытным. Однако в этом случае велик риск для жизни. Во втором случае организм имеет большой набор врожденных реакций для первоначального выживания, но меньшую способность к индивидуальному обучению, что, в свою очередь, тоже приводит к риску для жизни.

Человек в этом ряду занимает особое место: его новорожденный является самым беспомощным существом в природе, а детство, т.е. процесс обучения или накопления личного опыта, - самое продолжительное во всем животном мире. В то же время человек обладает наиболее высокой способностью к обучению, к творческим взлетам мысли.

Путь от беспомощного новорожденного до социально зрелого индивида чрезвычайно велик. Новорожденный фактически ничего не умеет, ни к чему не приспособлен и практически всему должен и может научиться в течение жизни. Что необходимо сделать, чтобы в результате обучения сформировалась гармоничная, творческая личность, чтобы можно было избежать ошибок и искажений в развитии ? На этот счет существует несколько мнений. Первое заключается в том, что все зависит от воспитания, а новорожденный сравнивается с чистым листом бумаги – что на нем напишешь, то и будет. Этот взгляд на период новорожденности как на нулевую фазу не нов. Еще Д. Локк в 18-ом веке развил идею о душе новорожденного как о «пустом помещении», которое заполняется в процессе развития и воспитания, и эти постулаты надолго закрепились в педагогике. Однако сравнение мозга с «чистым листом» или «пустым помещением» чересчур поверхностно, т.к. мозг человека – это не компьютер для фиксации сведений, а система, активно перерабатывающая информацию и способная самостоятельно извлекать новую информацию на основе творческого мышления. Поэтому второе мнение говорит о том, что главной причиной творческого, интеллектуального развития ребенка является необходимость взаимодействия отдельных форм поведения в ходе решения возникающих и усложняющихся в окружении ребенка задач.

На основе изучения развивающегося мозга можно условно говорить о «биологическом каркасе личности», который влияет на темп и последовательность становления отдельных личностных качеств. Понятие «биологический каркас» динамическое, т.к. это, с одной стороны, программа генетическая, постепенно реализующаяся в процессе взаимодействия со средой, а с другой – промежуточный результат такого взаимодействия. Динамичность «биологического каркаса» особенно наглядно видна в детстве. По мере взросления билогические параметры все более стабилизируются, что дает возможность разрабатывать типологию темпераментов и других личностных характеристик.

Особенности мозговой деятельности – важнейшие факторы «биологического каркаса личности». Они генетически детерминированы. Однако эта генетическая программа всего лишь тенденция, возможность, которая реализуется с различной степенью полноты и всегда с какими-то модификациями. При этом играют большую роль условия внутриутробного развития и различные факторы внешней среды, воздействующие после рождения. Однако влияния внешних факторов небеспредельны. Генетическая программа определяет предел колебаний в своей реализации, и этот предел принято обозначать как норму реакции. Например, такие функциональные системы, как зрительная, слуховая, двигательная, могут существенно отличаться друг от друга в нормах реакции. Один человек от рождения имеет задатки музыкального слуха, а другого нужно долго учить отличать один музыкальный звук от другого, но выработать абсолютный музыкальный слух так и не удастся. То же самое можно сказать о двигательной одаренности или, наоборот, неуклюжести. Поэтому можно сказать, что так называемый «биологический каркас» в известной степени предопределяет контуры личности.

Существует относительная независимость друг от друга отдельных функциональных систем. Например, можно прекрасно понимать музыку, но плохо выражать ее в движениях, т.к. в данном случае между музыкальным слухом и моторной ловкостью нет однозначной связи. Это говорит об одной из важнейших закономерностей эволюционирования мозга – о дискретности формирования отдельных функциональных систем.

Кроме того, в формировании функциональных систем большое значение имеет принцип гетерохронности. На каждом возрастном этапе какие-то функции или их отдельные звенья могут выглядеть более активными и сформированными. Но наступает следующий возрастной период и картина меняется: недавние лидеры отходят на второй план, т.к. появляются новые способы и формы реагирования. Например, у новорожденного ребенка имеется набор первичных автоматизмов, обеспечивающих жизнедеятельность его организма. Функции же зрительные и слуховые находятся в зачаточном состоянии. Но постепенно эти реакции становятся все более активными, и он приобретает способность разглядывать предмет. К 6-7-му месяцу жизни разглядывание становится важнейшим способом изучения окружающего мира. Однако, к 9-10 месяцам, как только у ребенка появляется возможность брать предметы в руки, активное манипулирование приобретает главную роль в деятельности ребенка. С появлением речи мануальное (ручное) познание все более вытесняется словесным.

Реферат опубликован: 15/06/2005 (6375 прочтено)